Как мы переезжали на новую квартиру (на сто процентов правдивая история из моей жизни)

Опубликовано: 25.02.2013, 19:27    2

8 февраля этого года исполнилось девять лет с тех пор, как мы переселилась в новую квартиру. До этого общий стаж моего проживания в общежитии (или общежитиях) составил 19 лет. Это включая детский возраст, когда приходилось жить в общежитии с родителями.

Как говорил мой научный руководитель доктор исторических наук Владимир Андреевич Носков (Царство ему небесное, хотя он и не верил в Бога), «жилье является одной из стратегических задач в жизни человека».

Разработка стратегий решения жилищного вопроса началась сразу после того, как закрыли на ремонт семейное общежитие №5 университета, где мы с моей семьей обитали около семи лет. Почти одновременно с этим я рассталась с мужем и осталась одна с пятилетней дочкой. Возможно, причина нашего расставания и не была связана с необходимостью искать новое жилье, но кризис, как говориться, усугубляет противоречия. В тот год, когда закрывалось семейное общежитие, распалось девять семей, которые там жили.

Как ни странно, но именно после развода у меня появилась возможность стать на очередь в Фонд содействия молодежному жилищному строительству для покупки жилья в кредит.

До этого показатели возраста старшего члена нашей семьи не позволяли это сделать (моему мужу к тому времени уже исполнилось 35 лет). В фонде мне сообщили, что в своответствии с количеством членов семьи мне могут предложить двухкомнатную квартиру, последнуюю (!) из еще оставшихся свободных квартир в «объекте», который только что начал строиться, точнее перестраиваться. Мне казалось это удивительным везением, в частности, потому что этот дом находился в хорошем месте, одном из центральных районов города и недалеко от единственной в городе украинской школы, куда я планировала отдать своего ребенка.

Проблема состояла только в том, что нужно было еще некоторое время ждать, чтобы этот дом был построен. По обещаниям сотрудников Фонда «объект» планировали закончить в течение полутора лет. Но по факту я понимала, что строительство может затянуться.  

После закрытия «пятерки» мне, как аспиранту университета, предложили переселиться в другое место под названием «общежитие гостиничного типа» (ОГТ). Там были неплохие условия, был даже свой санузел, но комнатка была очень маленькой – всего 12 квадратных метров. Конечно, поскольку это была своего рода гостиница, жить тут долго не представлялось возможным. Было понятно, что съезжать надо будет практически сразу после окончания аспирантуры (а до ее окончания оставалось около двух лет), потому что после этого цена за проживание для меня, как человека уже не «студенческого статуса», вырастет в четыре раза. Оставалось только молиться о том, чтобы строительство моего дома было закончено к этому сроку.

Последующие два года моей жизни прошли в беготне, связанной с воспитанием ребенка и лихорадочном дописывании диссертации. Время от времени я наведывалась в место, где строился «объект», чтобы посмотреть, как движется дело. Первые полгода надежды не было никакой. Все казалось замороженным надолго. Потом постепенно ситуация начала «оттаивать», и строительство таки возобновили. Но, конечно, хотелось, чтобы это было быстрее. К концу обещанного срока было возведено где-то пять этажей с шести (дом обещали сделать шестиэтажным под названием «пятиэтажный с мансардой», чтобы сэкономить на лифте и мусоропроводах). Срок моей аспирантуры уверенно приближался к концу.

В июне 2003 года я вышла на защиту, которую назначили на октябрь этого же года. До дня защиты, надо сказать, меня никто не трогал и выгонял из общежития, хотя срок аспирантуры, формально говоря, истек. Но после 24 октября это началось. Началось с того, что директор ОГТ вызвала меня и начала разговор со слов: «Мы рады вашим успехам..., но теперь, когда вы уже не аспирант университета, вам необходимо либо переселиться в другое место, либо оплачивать свое проживание по другим тарифам». Я сказала, что вопрос моего переселения решится в ближайшем будущем, потому что дом, в который я планирую переселиться, уже достраивается. До его сдачи в эксплуатацию осталось несколько месяцев. Поэтому я бы очень просила меня оставить в ОГТ на это время и по возможности на прежних условиях, так как платить мне пока не чем, потому что моя нынешняя зарплата не позволяет оплачивать такую высокую цену. В ответ на это директор сказала: «вы должны уехать как можно скорее, потому что на вашу комнату уже есть новые жильцы. Я не хочу, чтобы меня уволили из-за вас.» На это я ответила, что «хочу посмотреть в глаза людям, которые желают выставить на улицу женщину с ребенком». На это она ничего не ответила, только улыбнулась иронически. После этого меня вызывали почти каждую неделю и спрашивали, когда же я наконец уберусь отсюда. Я нервно бегала в управление Фонда и спрашивала, когда наконец-то я смогу переселиться.

Дом был почти-почти готов. Но нужно было дождаться его формальной сдачи в эксплуатацию. Однако это еще полбеды. Дело в том, что в доме не было ремонта. И его не планировали делать. Квартиры должны были быть сданы без н и ч е г о – без линолеума, сантехники, обоев. Хотя были газовые плиты, но такого низкого качества, что мой знакомый мастер по ремонту газовых плит сказал, что эту плиту нам нужно подарить нашим злейшим врагам. Кроме того, там не было ни воды, ни газа. Из коммунальных услуг было только отопление (которое подключили, чтобы строение быстрее подсохло) и свет, который нужен был строителям для того, чтобы закончить необходимые работы. Руководители «объекта» посчитали, что жильцы все равно будут делать ремонты самостоятельно на свой вкус, поэтому им ничего не нужно. Наверное, это было так в большинстве случаев, но только не в моем. Мне было сложно собрать деньги даже на первые взносы и выплаты по этому кредиту. А на ремонт денег вообще не было. Но как переселиться в квартиру, в которой нет даже унитаза, мне тоже было трудно себе представить. Кто-то из моих друзей посоветовал мне сходить к главному инженеру Фонда и  п о п р о с и т ь, чтобы мне поставили хотя бы необходимое оборудование для ванны, туалета и постелили хоть какой-то линолеум, чтобы мы могли в срочном порядке переселиться и жить. Я так и сделала, и, благодарение Богу и главному инженеру, мне в течение недели соорудили ванну, умывальники, старый унитаз и  очень низкого качества линолеум, который вздулся в некоторый местах. Это было где-то в конце января.

Осталось только решить вопрос с водой. Холодной, конечно, потому что о горячей пока речь не шла. Но как подключить воду в квартиру на пятом этаже, если во всех остальных квартирах по этому стояку нет сантехники? Это был вопрос. Когда я пришла к мастерам, которые заканчивали работу на стройке нашего «объекта», они сказали, что, конечно, переезжать еще рановато, но можно «если хотите». Тогда я спросила: «как на счет воды?», они ответили: «ну, мы воду носим из подвала соседнего подъезда...» и показали мне в окне вход в этот подвал. Я представила себе, как я в зимнюю пору несу ведра с водой на пятый этаж без лифта, и мне стало немного не по себе. Наверное, у меня на глазах показались слезы, потому что один из мастеров посмотрел на меня внимательно и сказал: «Сейчас я постараюсь вам помочь». Он поставил специальные «заглушки» на отверстия в трубах в квартирах ниже по нашему стояку (это такие крышки с резьбой, который он просто закрутил на трубы) для того, чтобы вода, которая будет подаваться по этим трубам, не вытекала просто в квартиры. Потом включил холодную воду на наш стояк. Я заметила, что иногда люди охотно помогали мне. То ли из симпатии, то ли из сочувствия.

В общем и целом в попытках решать все эти насущные вопросы я провозилась около двух месяцев. В конце концов руководство ОГТ  отчаялось меня выселить и решило переселить меня в другое общежитие, которое было в том же доме, но этажем ниже. Комнаты там были в значительно худшем состоянии, с очень плохими санузлами, жить там было довольно-таки сложно. Мне объявили об этом решении 7 февраля 2004 года. Я сказала, что прошу немного еще подождать, потому что очень скоро смогу переселиться в новую квартиру. Но они уже не шли на уступки, потому что должен был начаться новый семестр и новые, богатые студенты, готовые платить значительно больше, чем я, стремились заселиться в ОГТ. Тогда я сказала, что готова выезжать уже сейчас, только нужно найти возможность вывезти вещи. Тогда они сказали: «а вот с этим нет проблем, мы тебе дадим университетскую машину». Вечером я лихорадочно собирала вещи. Моя восьмилетная дочь мне помогала. В общем я была довольно-таки обижена на руководство ОГТ и на всех и вся, хотя теперь понимаю, что поддерживать меня у них не было никаких обязательств.

На другой день мы въехали в новое жилье. Нет нужды говорить, что мы были первыми из жильцов. Дом был очень красивый, с красного кирпича, с просторным и чистым подъездом (как это обычно бывает в новых домах). Но в квартире не было ремонта. Только самые необходимое оборудование да и то очень низкого качества. Но мы и этому были очень рады.  Позже один из моих друзей, который тоже купил квартиру в этом доме, убедил меня в числе других подписать жалобу на управление Фонда по поводу недоукомплектации наших квартир. Через некоторое время в связи с этим у меня состоялся очень неприятный разговор с главным инженером Фонда, в ходе которого я чувствовала себя последней скотиной. Получилось, что я подписала петицию,  направленную против моего «благодетеля». 

Где-то через год после нашего переселения директора ОГТ таки уволили. Наверное, проблема все-таки была не во мне...

Потом нам включили и газ, и горячую воду. Года через полтора. Нашему счастью не было предела. Многие вещи начали налаживаться как-то сами собой. И работа, и семья... Все устроилось после того, как решился вопрос с квартирой и пропиской. Начался какой-то новый, этап жизни, с новыми трудностями и радостями, но воспоминания о переезде остались незабываемыми навсегда.

Я знаю, что многие мои знакомые и друзья в это время добились намного большего. Одна из моих бывших подруг все это время работала в банке на Манхеттене. Некоторые поуезжали в более близкие страны «далекого» зарубежья. Кто-то успешно делал карьеру в столице, защищал кандидатскую, докторскую или PhD. А я в это время воевала за донецкую «двушку». И ведь до сих пор именно эту небольшую квартирку в «козырном» Киевском районе Донецка я считаю одним из самых больших моих достижений. Хотя, может быть, это и было только везение...

 

Всем, кто прочитает это, и тем, кто не прочитает тоже, искренне желаю иметь свое жилье. А президенту Януковичу желаю, чтобы его Межигирья стало ему настоящим домом, уютным и счастливым. Все-таки и у президента когда-то была нелегкая жизнь... Хотелось бы, чтобы никому из нас никогда не приходилось скитаться по общежитиям, съемным квартирам или оказаться на улице.

Всех вас люблю.

 

С уважением,

Елена Панич

 

Февраль 2013 года

Новости по теме:
Запорожцам покажут рисованную историю Украины
Запорожская таможня пополнила госбюджет на 1,5 млрд. грн.
Таможенные платежи в Запорожской области превысили 7,7 млрд. грн.
Таможенные платежи в Запорожье составили почти 8,5 млрд. грн.
На Алтае ученые разработали технологию «полезной» муки
В Запорожье мужчина, угрожая ножом, ограбил квартиру пенсионерки

Комментарии

Facebook ()
ВКонтакте

Разделы

НОВОСТИ ЗАПОРОЖЬЯ

04.04.2020, 11:53
COVID-19: В Запорожской области растет количество заболевших
03.04.2020, 18:55
Мэрия Запорожья предоставила монополию «Запорожсвязьсервису» при обслуживании платежей в детских садах
03.04.2020, 16:28
COVID-19: В Запорожье заболела 8-летняя девочка
03.04.2020, 13:35
В Мелитополе короновирусом заболели подростки
03.04.2020, 12:21
2,8 тыс. запорожцев потребуется госпитализация из-за COVID-19.Прогноз
03.04.2020, 11:59
Сколько запорожцев могут не пережить COVID-19. Прогноз

НОВОСТИ УКРАИНЫ

В мире