Доверие, гхм, к милиции, гхм

Ситуация с Тиховским воспринимается почти как норма. В последнее время милиционерам, как на республиканском уровне, так и на запорожском, приходится много оправдываться, что они никого не бьют и ничего не нарушают.

Свежее опровержение вышло практически одновременно с заявлениями об избиениях. Я имею в виду пресс-конференцию Владислава Тиховского, которая состоялась в среду, вчера. Бизнесмен рассказал о том, как его пытали током, выбивая признание: «На голову надевается полиэтиленовый непрозрачный пакет, руки обвязываются эластичным бинтом и заковываются в наручники, человека кладут на пол лицом вниз, сверху ставится табуретка. После этого к мизинцам подключаются провода и подается электрический ток» («Комсомольская правда»).

Пресс-служба ГУ МВД не менее оперативно обнародовала опровержение и сослалась на прокуратуру – ведется проверка, все выяснится, а вообще мы ни в чем не виноваты. В итоге - два взаимоопровергающих заявления.

Дальше уже начинается вопрос «верить-не верить», который каждый решает по-своему, на основании опыта (был пьяный на райотделе, дали затрещину, сволочи). или родственных/дружеских связей (племянник работает в милиции, божий одуванчик, кричать не способен, не то что бить). У меня тоже есть свой личный опыт, на основании которого я и делаю вполне очевидные выводы...

…Царила веселая киевская весна 2007-го  года, самый разгар парламентского кризиса. Несмотря на географическую близость к Мариинскому парку, тематически история была довольно далека от политики. Шел вялотекущий конфликт вокруг небольшого, но хорошего куска недвижимости в центре, в том же правительственном квартале. Тогда объект стоил около миллиона гривен, думаю, что сейчас он уже минимум в пять раз дороже. «Штурмующая» сторона конфликта решила воспользоваться услугами одного из отрядов «Беркута», согнанных в столицу, и наняла его для мощной и эффективной очистки помещения от своих оппонентов. Я и группа товарищей в конфликт не лезли, а просто стояли рядом и снимали происходящее на камеру, запихиваемые в автозак люди были нашими хорошими друзьями.

Тогда нас и разложили по асфальту.

«Беркут» налетел, быстро и красиво заломал почти всех (двоим удалось взять хороший старт и не сбавлять скорость в течение полукилометра) и погрузил во второй автозак.

Затем нас привезли на Печерский РОВД и началась «целебная гимнастика». Вместо того, чтобы просто запихать всех в камеру, нашу компанию загнали в какую-то комнатушку с окнами на внутренний двор и расставили у стенки. Заставили стоять с широко расставленными ногами, коленями, согнутыми под таким-то углом, с тазом, отведенным назад, вытянутыми вверх (тоже под углом, если вертикально – не так устанут) руками. За малейшее изменение позы полагался тычок под ребра, кулаком или дубинкой. Уже на 10-той минуте началась сильная боль в суставах и связках. Парню, который отказался так стоять, заявив о вскочившем давлении, дали несколько раз в солнечное сплетение, и он «сложился» в уголке, глотая воздух.

Так мы стояли около получаса. Когда кто-то от напряжения не выдержал и испортил воздух, то один из «беркутовцев» начал разбираться, с преобладанием матерных слов в вопросе, кто это сделал, с помощью тех же тычков под ребра.

Лучше всего этих … в форме характеризовали голоса. В них было неподдельное удовольствие от процесса, почти детская радость, как кривится этот, что выеживался, а тот, длинный, - ах ты сукабля почему ноги выпрямляешь, согнул, как надо, получи по шее, - почти без сознания.

За эти полчаса я получил самое полное представление о нашей правоохранительной системе, пусть и несколько экстремальное. Уже затем, когда я стоял в коридоре и ожидал «официального» оформления на райотделе, один из беркутовцев обратил внимание на мои свежекупленные берцы и решил проверить, насколько крепкая в них металлическая чашка в носке. Проверил он это всем своим весом, примерно 90-килограммовым, вдумчиво балансируя одной ногой на чашке. Слава марке «Баста Грип», ее ботинок выдержал этот краш-тест. По виду тестировщика было совершенно очевидно, что его не заботит ни моя нога, буде чашка треснет или сплющится, ни сам ботинок, являющийся чужой собственностью.

Зачем они это делали? Вполне очевидно – чтобы подавить малейшую волю раскрывать рот и негодовать, как против конкретных «беркутовцев», так и против всего, что потом делали на РОВД. Не то, чтобы из нас было что выбивать и требовать в чем-то признаться -  просто «на всякий случай», в рамках подготовительной обработки. Чтобы затем я  был готов поверить плюгавому оперативнику, который гадко улыбался и рассказывал, что если я не подпишу протокол, то меня побреют налысо и на 14 суток отправят мести улицы, а ночевать я буду в камере у туберкулезников.

В итоге нас выпустили из РОВД ближе к полуночи, все были в состоянии идти, хоть и морщась. О  переписке с внутренней безопасностью Киева, Запорожья и Николаева, откуда был пресловутый отряд «Беркута», и попытках вернуть видеокамеру рассказывать здесь уже не буду.

А теперь я читаю о том, как пытали Тиховского, выбивая из него признание, и соотношу это с тем, что делали тогда с нами в небольшой, три на три. комнатушке, отчасти – для разминки, отчасти – для «предварительной подготовки к работе». Читаю и верю. И поверю еще не один раз, вспоминая, как больно было подниматься на следующее утро. Вот такой у меня есть опыт, на основе которого я делаю выводы, лично для себя. Такие дела.

Сергей Сидоров

ПОСТСКРИПТУМ: Автор выражает искреннее уважение редактору «Мрии» и руководителю пресс-центра «Комсомольской правды» Виталию Дзюбе , Валерию Бутенко (Суббота+) и другим журналистам, освещавшим ситуацию с Владиславом Тиховским. Если бы не их оперативная реакция, сейчас Владиславу, вполне вероятно, продлили бы срок, и  смогли бы подготовить «доказательную базу» для того, чтобы обвинить его в чем угодно.

{odnaknopka}
Добавлено: 27-01-2011, 17:43
0

Похожие публикации



Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Наверх